Специальное предложение на Volkswagen Tiguan


Жить, а не выживать: в Марий Эл жители деревни Ирмарь много лет добиваются строительства дороги

Новости - Фоторепортажи

Марий Эл, 21 мая – МариАвто. «Просим СМИ заинтересоваться нами, надежда только на вас. Мы, жители деревни Ирмарь Куженерского района РМЭ, на протяжении уже 17 лет добиваемся дороги щебеночного покрытия с д. Шой-Шудумарь до д. Ирмарь. Обращались во все инстанции, но результатов нет. Мучаются наши школьники. Есть школьный автобус, но его к нам не пускают, т.к. к нам не проехать. До школы 3 км. Зимой по сугробам, в метель и холод приходится преодолевать, а осенью и весной все в грязи. Так же наши бабушки и дедушки, у многих инвалидность, скорая помощь к нам не может заехать. Приходится больных на себе тащить по бездорожью, а автомобиль ждёт в соседней деревне. А этой зимой умер человек, так гроб даже на санях по полю вывозили...»

Это пронзительное обращение разместила на своей странице Вконтакте жительница деревни Ирмарь Наталья Куклина. Запись сотнями репостов разлетелась по личным страницам пользователей социальной сети и сообществам. Информация попала на страницы местных электронных и печатных изданий. Мы решили рассказать о проблеме сельчан на сайте МариАвто.ру и связались с автором публикации. Оказалось, что Наталья находится в Йошкар-Оле – с осени прошлого года вместе с мужем и двумя маленькими дочерьми, одна из которых появилась на свет только 4 месяца назад, она снимала квартиру в столице республики, а сейчас семья готовится к переезду обратно в район. При встрече Наталья рассказала, как получилась, что она стала заниматься проблемой отсутствия дороги в родной деревне.

Отец Натальи, Юрий Алексеевич, в прежние годы был старостой деревни Ирмарь, она с детства знала обо всех проблемах своей малой родины и помнит, как отец хлопотал о строительстве дороги до соседней деревни. Да и самой ей в школьные годы, как и остальным деревенским детям, каждый день приходилось преодолевать три километра по грунтовой дороге, которая в ненастную погоду превращается в непроходимое глинистое месиво.

– Очень хорошо помню, какой трудной была иногда дорога в школу. Когда училась в первом классе, в ненастную погоду и зимой папа носил меня на руках. Учась в младших классах, однажды осталась на продленку зимой. В деревню вела только узкая тропка, она проходила через лесок, к клубу, который стоял на краю деревни, жители ставили вдоль нее сосновые веточки, чтобы не потерять после снегопада. Когда вышла из школы, уже стемнело и мела метель. Веточек было почти не видно, и я потеряла тропинку. Идти по полю было тяжело, ноги проваливались в снег до колен. К лесочку добиралась на четвереньках. Там я наконец-то нашла тропинку и дальше пошла по ней. Путь от школы занял три часа. Этот день я никогда не забуду.

В 2000-ом году на открытие новой школы в деревню Шой-Шудумарь приехал президент Марий Эл Вячеслав Кислицын. Наталья тогда училась во втором классе. После торжественного мероприятия девочка подошла к руководителю республики и попросила сделать дорогу домой. Он серьезно отнесся к просьбе маленькой школьницы и вплотную занялся решением этого вопроса. В конце года Вячеслав Кислицин проиграл выборы и новым главой региона стал Леонид Маркелов. Строительство дороги снова было отложено на неопределенный срок.

Жители деревни многократно обращались в вышестоящие инстанции с просьбой построить дорогу. В 2013 году дело сдвинулось с мертвой точки. На строительство дороги были выделены деньги, администрация района в результате проведенного конкурса определила исполнителя проектных работ. Казалось бы, еще немного и проблема будет решена, но в 2015 году жителям сообщили, что проект был сделан с ошибками, поэтому строительство дороги вестись не будет. Сельчанам стало казаться, что их обманывают, поэтому в начале 2016 года они попросили Наталью выяснить, почему не делают дорогу. К этому времени девушка уже окончила школу и успела получить высшее юридическое образование. Она составила коллективную доверенность и от имени жителей направила обращение к главе администрации Шудумарского сельского поселения, в котором задавала вопросы об участии района в целевых программах по строительству дорог, какие суммы выделялись, какие имеются документы и главный вопрос, когда будет построена дорога? В ответах указывалось, что строительство дороги в программах не состояло. Финансовые средства в размере 18 млн. рублей были предусмотрены районным бюджетом на 2014 год. Конкурс на разработку проекта выиграло ПКБ «Барс». К концу года проект не был готов и денежный лимит был отозван. Между тем 26 декабря 2014 года в районной газете «Заря» было опубликовано интервью с главой района, где говорилось в частности о том, что проектно-сметная документация завершена, прошла экспертизу, а предусмотренный на 2015 год лимит денежных средств составил свыше 43 млн рублей.

Однако в феврале 2015 года проект, подготовленный ПКБ «Барс», получил отрицательное заключение государственной экспертизы и вновь отправлен на доработку. Наталья написала письмо в администрацию Куженерского района, в котором задала вопрос о результатах государственной экспертизы, о планах относительно строительства дороги, а также поинтересовалась судьбой выделенных денежных средств. Ответ был практически идентичен ответу администрации сельского поселения, дополнительно сообщалось, что в течение 2015 года проектная компания производила доработку документации, и в январе 2016 года в госэкспертизу было подано заявление на повторную оценку проекта, заключение по которой снова оказалось отрицательным. Вопрос о денежных средствах остался без ответа. Последовали обращения Натальи в министерство транспорта Марий Эл, главе республики Леониду Маркелову, председателю правительства Дмитрию Медведеву и президенту страны Владимиру Путину. Также последовало обращение в прокуратуру Куженерского района по вопросу непредоставления детям школьного автобуса, после которого главам администраций района и сельского поселения были вынесены представления об устранении нарушений закона. Обратилась девушка и в полицию с заявлением о возможном хищении денежных средств путем мошенничества представителей проектного бюро «Барс» и о возможной растрате денежных средств администрацией Куженерского района. В результате проведенной проверки сотрудники правоохранительных органов вынесли решение об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием признаков состава преступления.  Копии всех писем и документов имеются в распоряжении нашей редакции.

Отправила Наталья письмо и Александру Евстифееву, недавно назначенному временно исполняющим обязанности главы Марий Эл. В обращении она еще раз озвучила проблемы, рассказала, как тяжело приходится жителям, особенно тем, у кого есть проблемы со здоровьем, инвалидам, пожилым людям, беременным женщинам. В ее письмах много личного. Дедушка Натальи, ветеран Великой Отечественной войны, умер из-за неоказанной вовремя медицинской помощи. Сама она, находясь в положении, вместе с семьей переехала временно в Йошкар-Олу, чтобы быть под присмотром у столичных врачей – так спокойнее.

После общения с Натальей Куклиной мы решили побывать в Куженерском районе и своими глазами увидеть, с какими трудностями сталкиваются жители деревни. От Йошкар-Олы до деревни Шой-Шудумарь почти 90 километров, но дорога занимает около 2 часов, причем половина времени уходит на преодоление последних 20 километров после съезда с автодороги Йошкар-Ола-Уржум. Эта часть пути проходит по старой бетонке и разбитой асфальтовой дороге, реконструкция участка началась около 10 лет назад, но остановилась на отметке 4 километра. В Шой-Шудумари мы встретились с директором основной школы Нефонтовым Сергеем Сергеевичем, занимающим эту должность почти 20 лет, и узнали, почему учеников из деревни Ирмарь не возят в школу на автобусе.

– В школе с 1 по 9 класс учатся дети из Шой-Шудумари и окрестных деревень. Из деревни Ирмарь в школу ходят 11 детей и двое взрослых – учитель и библиотекарь. Нынешней осенью еще два ребенка пойдут учиться в первый класс. Школьный автобус у нас есть, мы готовы предоставить его для подвоза детей, но это невозможно, пока у дороги не появится твердого покрытия. Даже в сухую погоду, когда по грунтовой дороге возможен проезд транспорта, нам нельзя возить детей. К детским перевозкам предъявляются строгие требования, нужна документация, паспорт маршрута. А какой может быть паспорт, если дороги по документам вообще нет? По данной проблеме я неоднократно обращался в различные инстанции, писал депутату Яковлевой, в госсобрание, от имени детей направляли обращение к главе администрации, постоянно поднимаю этот вопрос при общении со своим руководством в отделе образования. Меня очень беспокоит нынешнее положение вещей, даже проснувшись с утра, когда за окном непогода, идет снег или дождь, стоит сильный мороз или дует северный ветер, первым делом думаю об этих детях.

Редакционный автомобиль пришлось оставить в Шой-Шудумари – трехкилометровый путь, назвать который дорогой не повернется язык, можно было преодолеть только на внедорожнике. Владимир Иванов, староста Ирмари, встретил нас на автомобиле УАЗ-469, принадлежащем Василию Прокопьеву, одному из жителей деревни.

Ныряя в ямы и рытвины, заполненные водой, увязая колесами в глинистом месиве, «УАЗик» медленно, но верно вез нас в сторону деревни. Оставалось только удивляться мастерству водителя и проходимости советского вездехода с 35-летним стажем работы.

Василий признался, что его автомобиль не совсем обычный, а на военных мостах – от гражданской версии такой УАЗ отличается увеличенным на 7 сантиметров дорожным просветом и наличием бортового редуктора, что значительно повышает и без того внушительные внедорожные качества этой модели автомобиля.

Состояние «дороги» оказалось даже хуже, чем мы себе представляли: поднятая земляная насыпь была покрыта вязкой грязной кашей и испещрена глубокими колеями. Конечно, ближе к лету дорога высохнет и бульдозер ее выровняет, но первый же сильный дождь вернет состояние весенней распутицы. Из-за сосновой рощи показывается деревня, расположившаяся в низине по двум сторонам глубокого пологого оврага.

 

Нас уже ждут, жители организовали небольшое собрание напротив здания сельского клуба, закрытого много лет назад. Магазина в деревне тоже давно нет – продукты приходится покупать в соседней деревне. Горинов Леонид Игнатьевич, ранее занимавший пост старосты после своего двоюродного брата, отца Натальи, держит в руках блокнот, в котором ведет свои записи о ситуации с дорогой.

Дорогу однажды начинали строить еще в начале 1990-х годов, – рассказывает он. – Тогда подняли насыпь, завезли щебень и даже заасфальтировали участок длиной около 30 метров, его остатки летом еще можно найти. Потом что-то резко изменилось, строительство было заброшено, а щебень вывезен в райцентр. С тех пор уже почти 30 лет мы ждем, когда о нас снова вспомнят. Речь об асфальте уже не идет – люди будут рады и щебеночному покрытию.

11 учеников, 2 школьных работника, 9 человек, трудящихся на птицефабрике в Куженере, 2 работают в пожарной части, 1 работник водоканала, еще почтальон, соцработник и один лесник, это я. – перечисляет Леонид Игнатьевич жителей деревни, которым необходимо регулярно добираться по бездорожью в Шой-Шудумарь. – Всего же в деревне 34 жилых дома, в которых проживает 141 человек. Строятся новые дома, деревня развивается, много молодых семей с детьми. Хоть и условий нет, но мы стараемся жить на этом месте, ведем подсобное хозяйство: держим домашнюю скотину, занимаемся огородами, у многих есть пасеки. В деревне не проведен газ, водопровод самодельный с коммуникациями открытого типа, насос старый, иногда выходит из строя, но для нас главное, чтобы дорога была.

Обращались неоднократно во все инстанции, от сельской администрации до правительства республики. В ответ – только обещания и заверения от районного руководства, что ситуация находится под контролем. А какой тут контроль, если к нам с трудом заезжает пожарный автомобиль и не может проехать автомобиль скорой помощи? Много было случаев, когда людей к автомобилю скорой помощи приходилось везти в Шой-Шудумарь на «уазике» или тракторе, а зимой даже на корыте, привязанном к самодельному снегоходу, как, к примеру, с переломами Сабанцеву Анну Сипатровну или Куклину Лидию Алексеевну… – Это я, это про меня! – прерывает нашего собеседника пожилая женщина, опирающаяся на лыжную палку.

Леонид Игнатьевич, сверяясь с записями в блокноте, перечисляет еще несколько жителей, которых приходилось доставлять в соседнюю деревню. – А в начале зимы умер у нас человек, так гроб с покойником тоже пришлось вывозить на снегоходе. Зимой дорога чистится нерегулярно, не выделяются деньги в необходимом объеме, задерживают выплаты. У одного из жителей есть гусеничный бульдозер, его администрация сельского поселения нанимает зимой для очистки дороги. Иногда нам самим приходится собирать деньги на топливо. К слову, меня уже 6 раз из-за сбора денег вызывали для разбирательства в правоохранительные органы, – возмущается мужчина.

Ближайшая станция скорой помощи находится в селе Юледур, в 15 километрах от деревни Ирмарь, но приехав туда, дежурную бригаду мы не находим, - раз в три дня она заступает на дежурство в поселок Куженер. Приехав в районный центр, мы встретились со старшим водителем Юледурской станции скорой помощи Юрием Никоновым. Он подтвердил слова жителей деревни.

– Да, действительно, часто сталкиваемся с проблемой подъезда к деревне Ирмарь. Автомашина Газель, на которой работает выездная бригада, хоть и полноприводная, но проехать в деревню в ненастье не может и людей иногда приходится ждать на краю деревни Шой-Шудумарь, где заканчивается асфальтированная дорога. Машина старая, 2006 года выпуска, часто ломается и не в состоянии преодолеть участки бездорожья в ненастную погоду. Такое положение вещей не только в ситуации с деревней Ирмарь, есть еще населенные пункты, где мы сталкиваемся с трудностями проезда.

В районной администрации мы встретились с главой Куженерского района Михеевым Сергеем Ивановичем и адресовали ему вопросы, которые волнуют жителей деревни Ирмарь.

© Фото: kuzhener.ru/ / «МариАвто.ру»

– Это не к нам. Не наши полномочия. Есть сельская администрация, они занимаются решением таких вопросов. Администрация района не финансирует строительство дорог, для этого есть республиканский бюджет. На все письма жителей деревни мы давали ответы и предоставляли информацию во все инстанции, куда обращались сельчане, вот и сейчас готовим ответ на запрос от Александра Евстифеева, временно исполняющего обязанности главы Марий Эл. Наталья Куклина пишет клевету, ее можно засудить, она пишет, что ее дедушка помер, не довезли. Говорит, что он ветеран войны, но он не был участником войны, он труженик тыла – это разные вещи. Он умер в 2011 году, 27 ноября. А 27 ноября вы представляете, чтобы из-за снега дороги не было? (редакция МариАвто.ру проверила данные о погоде 27 ноября 2011 года, тогда, согласно календарю погоды на сайте gismeteo.ru, в Куженерском районе в течение двух недель шел снег и стояла отрицательная температура от –5°C до –10°C).

Теперь она пишет – рожать как? У меня есть ответ от главного врача Куженерской районной больницы: состоит на учете в деревне Ирмарь в 2014 году – ноль, в 2015 – одна, 2016 – ноль, 2017 – ноль – о каких роженицах госпожа эта пишет?

Что касается школьного автобуса,  вас хотят ввести в заблуждение – в школу из деревни Ирмарь хоть и ходят 11 детей, из них нуждаются в подвозе только двое учащихся начальных классов. А старшеклассники могут преодолеть этот путь самостоятельно, на такие расстояния никто автобусы не дает. Что такое 3 километра, в Куженере от моего дома до администрации 3 километра. А когда я учился в школе, ходили и 5 и 15 километров.

В эту деревню ведет обычная грунтовая дорога, сейчас ее прогрейдируют и можно будет ездить. В зимний период дорога в Ирмарь чистится - минувшей зимой Шоя-Шудумарскому сельскому поселению на очистку дорог выделялось 150 тыс, рублей, были закрыты старые долги. В Куженерском районе не одна только Ирмарь. Дорог с твердым покрытием нет в деревнях Пекейсола, Руду-Шургуял, Мари-Олма. В 2012 году сделали дорогу на Шойдум, на эти цели затратили более 30 млн рублей, в 2014 году сделали дорогу на Нольдур, - это обошлось в 40 млн рублей. Одному Куженерскому району не могут давать в республике деньги.

Бюджет района в прошлом году составил 92 млн рублей, в этом году нам выделено 103 млн рублей. Дорожный фонд на этот год всего 2,3 млн, а исполнение проекта на строительство 3 километров дороги с щебеночным покрытием потребует затрат на сумму более 50 млн. В 2012 году проводился конкурс на проектно-изыскные работы, который выиграла компания «Барс» из Татарстана. Они представили документы о том, что у них есть штат специалистов, выполнили все требования, предъявляемые конкурсантам для участия в электронных торгах. Сбили торги с 1,2 млн до 600 тыс и победили в конкурсе. Оказалось, что у компании нет ни проектантов, ни конструкторского бюро, просто студенты подрабатывают. Да, конкурс проводился администрацией, но мы ведь не видим, кто на торги заявляется. В проекте оказалось много ошибок, он дважды не прошел государственную экспертизу. В первый раз мы оплачивали экспертизу, во второй раз компания «Барс» делала это за свой счет. Сейчас дело находится в суде. Они в 5 районах так выиграли торги и везде сейчас проблемы с согласованием.

Сейчас нужно делать новый проект, объявлять конкурс, а я не имею права объявлять торги без денежных лимитов. Лимиты денежных средств, объявленные в 2014 и 2015 году, в конце расчетных периодов были сняты. В настоящее время финансирование проектных работ на строительство дорог в Куженерском районе запланировано на 2018 год в размере 2,7 млн рублей, если их нам выделит республика. Выполним проект – сможем рассчитывать попасть в программу по социальному развитию села, получить федеральные деньги, тогда дорога в деревню Ирмарь будет построена в 2019 году.  

Ждать строительства дороги до 2019 года – это значит, еще два года просыпаться в 6 часов утра деревенским школьникам и выходить из дома за два часа до начала учебных занятий, два года добираться жителям по бездорожью на работу и в магазин, два года не рассчитывать на быстрое прибытие пожарных и автомобиля скорой помощи. Бояться серьезно заболеть, оступиться, упасть, получить травму. Надеяться, что не сломается «УАЗик» Василия Прокопьева, в ненастную погоду единственная связь с внешним миром. 

 

Сергей Мамеев